Twilight Legends

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Twilight Legends » Partnership » Fatality. Vicious circle.


Fatality. Vicious circle.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://savepic.ru/3457478.png

Fatality. Vicious circle.

Война закончилась. Война закончилась и положила конец всем самым смелым надеждам, всем глупым чаяниям, всей детской вере в то, что все еще может быть хорошо для тех, кто считал, что борется за правду, за справедливость, за добро, воплощенное в юном герое всего магического мира. Гарри Поттер погиб и унес с собой в могилу последнее, что оставалось у тех, кто несмотря ни на что еще верил в возможность победы - надежду. А вместе с ней ушла и вера. Вместе с ней ушло желание жить и бороться. Остатки тех, кто сражался на стороне Поттера были вынуждены бежать и скрываться, или погибать в камерах Министерства под новой властью, под властью Темного Лорда и его последователей. Магическая Великобритания менялась на глазах. Кому-то эти изменения казались чудовищными, иным - справедливыми и даже разумными. Страна, такой какой ее знали раньше, перестала существовать. Отныне все волшебники делились по уровням чистоты крови, от которой теперь зависело абсолютно все. Недостаточно чистые могли быть лишены волшебных палочек и убиты. И даже чистокровные, признанные виновными в содействии нежелательным лицам получали уровень предателей крови и лишались всех привилегий. Но и в накрытой пеленой страха и отчаяния стране, медленно, но верно стекались в единый лагерь те, кто отныне был лишен права даже на жизнь. Война, казавшаяся оконченной просто перешла на новый уровень и грозилась вылиться в новые противостояния и новую кровь. Добро пожаловать в Другую Магическую Великобританию. Великобританию под гнетом жестокого террора Пожирателей Смерти.

0

2

http://s2.uploads.ru/mVEJH.png

Ronald Weasley


✘ Девятнадцать лет

✘ Гриффиндор’96

✘ Чистокровен

✘ VIII уровень

✘ Red

✘ Руперт Гринт



Родственные связи


Молли Уизли – мать, чистокровная английская волшебница дома Пруэттов, пятьдесят один год, домохозяйка, член повстанческого движения.
Артур Уизли – отец, чистокровный английский волшебник дома Уизли, пятьдесят лет, член повстанческого движения, координатор боевой группы.
Билл Уизли – брат, чистокровный английский волшебник дома Уизли, страдает легкой формой ликантропии, тридцать лет, член повстанческого движения.
Чарли Уизли – брат, чистокровный английский волшебник дома Уизли, двадцать восемь лет, живет и работает в Румынии в заповеднике драконов.
Перси Уизли – брат, чистокровный английский волшебник дома Уизли, двадцать четыре года, член повстанческого движения, работник Министерства Магии, шпион.
Джордж Уизли – брат, чистокровный английский волшебник дома Уизли, двадцать два года, член повстанческого движения, часть боевого отряда.
Фред Уизли – брат, чистокровный английский волшебник дома Уизли, погиб в возрасте двадцати лет.
Джинни Уизли – сестра, чистокровная английская волшебница дома Уизли, член повстанческого движения, восемнадцать полных лет.

Имя персонажа. Рональд Биллус Уизли.
Возраст персонажа. Девятнадцать лет.
Правовое положение. Сбежал с поля боя сразу после смерти Гарри Поттера и не присутствовал на заседании суда в ходе которого был признан виновным в государственной измене и объявлен одним из первых нежелательных лиц. Присвоен статус Red и VIII уровень крови, объявлен в розыск, заведомо приговорен к смертной казни путем повешения. За любую информацию о месте нахождения мистера Уизли объявлена солидная награда.
Реальное положение. Вместе со всеми повстанцами скрывается в хорошо защищенном магией лагере, организованном Ремусом Люпином. Долгое время не мог отойти от потери лучшего друга, однако с недавнего времени активно принимает участие в тренировках боевых групп и готовится вступить в одну из них. Поведал тайну крестражей повстанцам и лелеет надежду на то, что после уничтожения последнего Темный Лорд может быть убит, а действующий режим свержен.
Взаимоотношения внутри лагеря. Долгое время был полностью отстранен от дел повстанцев, пытаясь осознать все потери и примириться с ними. Тем не менее, уже с тех пор почитался соратниками как один из посвященных в тайну Поттера. Ныне активно взаимодействует со всеми сепаратистами, оказывает помощь и поддержку, одержимый идеей мести и победы над Пожирателями Смерти, чем заслуживает еще большее уважение. По-прежнему питает теплые чувства к Гермионе Грейнджер и намерен в скором времени сделать ей предложение руки и сердца.
Коренные изменения после решающей битвы. После смерти Гарри Поттера впервые ощутил на своих плечах груз непосильной ответственности и тяжесть бремени всех воспоминаний, которые связывали его с лучшим другом. В связи с этим раскрылся как все еще несколько неуверенный в себе, но волевой молодой человек, обладающий решимостью и силой духа в нужный момент. Свято верит в то, что победа еще возможна и не отпускает ни на мгновение эту мысль от себя, поддерживая ее также и во всех остальных. Прежняя кажущаяся недалекость Рональда была смыта кровавыми реками всего произошедшего и сейчас его можно назвать если не гением, то меньшей мере довольно образованным и разумным волшебником, сведущим в некоторых областях
Уровень магии. Обладает определенными, не столь обширными, но все же имеющимися знаниями по боевой и высшей магии, в лагере также обучился медицинской магии, которую активно практикует. Auror + HM(C) + FM(P) + MM(O) + P(P)

0

3

Заявка от Персефоны Нотт

http://25.media.tumblr.com/6761703b13ada53c85e213ecb47d8906/tumblr_mipemmjqFO1rme5fmo1_500.jpg


Maximilian Nott | Максимилиан Нотт
Внешность
Кристиан Бейл – желательно сохранить, но в целом не принципиально.
Биография
Возраст, дата рождения:
13 октября 1958 года, 41 год;
Факультет:
Слизерин 1978 года;
Биография и характеристика:
Единственный ребенок в чистокровном семействе Ноттов появился на свет ранним утром тринадцатого октября тысяча девятьсот пятьдесят восьмого года. Долгожданный первенец и единственная надежда на продолжение угасающего рода был назван Максимилианом в честь своего далекого венценосного предка и с самого первого дня своего рождения почитался не хуже оного в силу своей уникальности для старшего поколения своей семьи, надежда на еще одного ребенка в которой угасла вместе со страшным диагнозом, поставленным колдомедиками госпиталя Святого Мунго молодой матери новорожденного – леди Беатрикс. Таким образом, будучи единственным ребенком в семье и единственным возможным наследником, Максимилиан едва ли не с рождения нес на своих плечах груз страшной ответственности, а вместе с тем и множественные привилегии, которые могли не казаться таковыми маленькому мальчику, тяга к играм и шалостям в котором пересиливала чувство долга, прививаемого с пеленок. Частенько в доме Ноттов стоял оглушительный шум и приличествующие случаю тихие вскрики хрупкой и болезненной матери, не умевшей совладать с подвижным и избалованным ребенком. Усадить за уроки, заставить Максимилиана заниматься чем-то из того, чему его следовало заниматься, мог только его отец, не так уж часто бывавший дома, занятый по большей части делами семьи, рода и собственными любовными похождениями, одно из которых закончится для него, но куда больше для его семьи весьма и весьма плачевно. Новоявленная любовница отца мальчика прониклась чувствами к своему любовнику настолько, что будучи отвергнутой своим незадачливым любовником и находясь в весьма щекотливом положении, наложила на весь род Теодора проклятие, согласно которому каждая женщина рода Нотт, произведшая на свет наследника, отдаст свою жизнь взамен в срок не позднее тринадцати лет после появления на свет мальчика. Проклятие может быть разрушено только если однажды, один из мужчин рода пожертвует наследником ради любви. Угрозы обезумевшей в своем горе женщины не произвели на Теодора особенного впечатления, однако проклятие ли это было в самом деле, или просто злой рок, но леди Беатрикс действительно отдала Мерлину душу всего через несколько месяцев после описанных событий.
С момента смерти матери жизнь четырехгодовалого Максимилиана кардинально изменилась. Любовь, забота и ласка, которые он с лихвой получал от горячо любимой матушки были заменены сухим формализмом жесткой отцовской руки, стремившейся вырастить прежде всего достойного наследника своего рода, а затем уже человека, сына и мужа. Дни проходили в изучении сложнейших магических наук, правил этикета, языков и езде верхом. Кому-то может показаться, что подобное вполне может сойти за издевательство над собственным сыном, но Теодор любил Максимилиана и потому так отчаянно стремился вложить в него все самое нужное, все самое необходимое, все то, чего когда-то недополучил сам. К одиннадцати годам юный Нотт представлял собой достойного наследника рода Ноттов. В противовес буйным, где-то распущенным м невоспитанным сверстникам, он был спокойным, уравновешенным молодым человеком, знающим цену самому себе и всем окружающим. В одиннадцать лет он уже не был мальчишкой, но был мужчиной – разумным, расчетливым и независимым, если так можно говорить о том, кто фактически все еще оставался ребенком. Дождавшись положенного письма из Хогвартса, юный Нотт отправился в школу чародейства и волшебства, где пополнил ряды студентов дома Салазара Слизерина, в чем никогда не смел усомниться, но чему все же оказался весьма и весьма рад, продолжив многовековую традицию Ноттов, учившихся только на Слизерине и в жены бравших только женщин с этого факультета. Привыкший быть лучшим, честолюбивый и временами заносчивый мальчишка с ходу производил впечатление на сверстников и преподавателей. Острый ум в нем сочетался с язвительным нахальством, что отталкивало от него недалеких глупцов, но что привлекало куда более интересных собеседников и приятелей, немногим из которых в дальнейшем довелось стать его друзьями. До шестого курса учился исключительно хорошо, заслуживал похвалу ото всех вокруг, но не вовремя увлекся темными искусствами и запустил учебу, что было замечено и преподавателями, и его отцом, который, впрочем, к тому времени уже носил свою Темную Метку на предплечье и потому если не одобрял увлечения сына, то уж точно не был против него. Окончив школу с отнюдь не идеальными результатами, молодой Максимилиан предстал перед человеком, которому доведется стать для него идейным вдохновителем, а затем и чем-то большим. В молодости часто кажется, что правда лежит на кончике волшебной палочки и сражаться за нее можно, только проливая кровь. Фатальная ошибка многих поколений мужчин и некоторых женщин. Эта ошибка не обошла и Максимилиана, который спустя два года точно так же получил свою Темную Метку, о которой позже жалел тысячи раз, но от которой уже не мог отказаться, не столько из-за силы своего Хозяина, сколько из-за непривычки отступать, отказываться от уже данного слова. В тысяча девятьсот семьдесят восьмом году, Максимилиан женится на Одетт Паркинсон, тем самым заключая выгодный политико-экономический союз с семьей своего друга Теренса Паркинсона, в этот же год взявшего в жены Изабеллу Розье. Отношения, связывающие супружескую пару были холодными, однако Максимилиан ценил в женщинах ум и умение молчать в нужный момент, а потому относился к супруге со снисхождением, в котором она нуждалась и которого заслуживала, не мельтеша перед глазами и не задавая лишних вопросов. В конце тысяча девятьсот восьмидесятого года миссис Нотт дарит мужу долгожданного сына, которого решают назвать Теодором в честь почившего недавно дедушки. О проклятии, которому суждено постигнуть Одетт, Максимилиан предусмотрительно молчит, занятый своими делами в рядах Пожирателей Смерти, набирающих силу и еще не знающих о скором крахе. Род Ноттов получает свою надежду на продолжение в лице новорожденного и Максимилиан ощущает, что он начинает тверже стоять на ногах. Перспективы, которые сулил им Темный Лорд и вовсе находят отклик во все еще не очерствевшей к жажде славы душе и Нотт ждет. Ждет, когда сорвут занавес, в предвкушении оваций.
Все надежды рушатся в тот самый день, когда Темный Лорд исчезает, в тот самый день, когда слух о его гибели, о крахе Пожирателей Смерти разлетается по магической Великобритании и победный рокот барабанов Ордена Феникса заглушает крики ужаса. Последователей Воландеморта начинают ловить везде и всюду и Максимилиану с трудом удается доказать свою невиновность с помощью многочисленных взяток и «дара убеждения». Он остается на свободе в отличие от большинства своих товарищей и «коллег». Среди близких к Нотту людей в тюрьме оказывается и Теренс Паркинсон, дружба с которым была действительно важна мужчине. Примерно в это же время чистокровное общество отворачивается от оставшейся на воле Изабеллы Паркинсон и ее новорожденной дочери Персефоны, предпочитая прервать все контакты с семейством заключенного Азкабана. Имущество семьи друга изымается в пользу государства и молодая женщина остается на улице с маленьким ребенком на руках. Благородство ли, узы дружбы ли заставляют Максимилиана это сделать, но он берет на свое попечение семью друга и долгие годы охраняет их покой, обеспечивая всем необходимым и питая искреннее сочувствие к почти вдове и ее маленькой дочери. А между тем в семье самого Максимилиана отнюдь неспокойно. Узнавшая о проклятии Одетт, не желает отдавать свою жизнь в обмен на жизнь своего маленького сына и раздумывает над тем, чтобы обезопасить себя, убив ребенка. В день, когда она решается на это и отравляет еду мальчика – Максимилиан подоспевает вовремя и лишает жизни собственную супругу, тем самым спасая Теодора, воспоминания которого были зачищены, но способность видеть фестралов у которого, осталась навсегда.
Идут годы, ситуация в магическом мире становится все более и более стабильной в социально-политическом плане, однако пророчество Трелони никому не дает покоя и мальчик, который выжил не выходит испод неусыпного контроля отдельных личностей. Максимилиан находит средства оправдать себя перед обществом и становится работником Министерства Магии, в котором занимает довольно высокий пост, заведомо зная, интуитивно чувствуя, что Темный Лорд обязательно вернется – рано или поздно. Так и происходит. Годы спустя забытое жжение на предплечье возвещает о возвращении хозяина, о продолжении вечной службы, назначенной ему злым роком. Нотт знает, что такое долг и знает, что такое честь. Он пребывает по зову своего господина и терпеливо сносит все наказания, которые полагались ему, как отрекшемуся от Воландеморта долгие годы назад. Вновь заступив на службу, Максимилиан не спешит бросаться в омут с головой и продолжает приметную службу в Министерстве Магии, откуда поставляет нужные сведения. Плачевно для него заканчивается лишь битва в отделе тайн, откуда Нотт совместно с другими Пожирателями Смерти отправляется в камеру Азкабана. Максимилиан не боится ни смерти, ни боли. Его куда больше заботит будущее его несовершеннолетнего наследника, если только им доведется остаться в тюрьме навсегда. Тем не менее, судьба дарует ему второй шанс, побег из Азкабана случается совсем скоро и Нотт вновь оказывается на свободе. Не рискуя посещать собственный дом и больше всего ожидая вероятной облавы именно там, мужчина направляется в дом, где его были рады видеть всегда. В дом Теренса Паркинсона и его жены Изабеллы. Но вопреки ожиданиям, на пороге его встречает не жена друга, а его резко подросшая дочь – Персефона. Она же дает ему крышу над головой на все то время, что он нуждается в месте, где можно чувствовать себя в сравнительной безопасности. Мужчина проводит с крестницей неприлично много времени и через какой-то промежуток отношения ученицы и наставника переходят в новую плоскость, которая кажется мужчине неприемлемой, но которую отвергнуть он не в силах ровно до момента, когда наступает время для последней, решающей битвы за Хогвартс. За день до упомянутого события мужчина является в дом Паркинсонов, уверенный в том, что ему не доведется более увидеть девушку. Он прощается и в следующий раз им доведется встретиться лишь на заполненном дымом внутреннем дворе Хогвартса, когда Персефона откажется убить гриффиндорца и принять Темную Метку. Максимилиан спасет девчонку и это будет последняя их встреча на последующий месяц, в течение которого Максимилиан поднимется до поста Министра Магии и возглавит магическую Великобританию под властью Пожирателей Смерти. Министерство Магии заполнится верными ему и леди Беллатрикс Лестрейндж людьми среди которых будет и Теренс Паркинсон, предложением которого будет решено поженить сына Максимилиана Теодора и дочь Теренса Персефону. Какие чувства обуревают мужчину в этот момент сказать и по сей день трудно, он только осознает, что его отношения с дочерью лучшего друга противоестественны и не имеют будущего. Отпустить ее вот так просто он тоже не может и предпочитает держать подле себя, даже если это означает, что для этого необходимо выдать ее замуж за другого. Далее, увлеченный борьбой с повстанцами, укреплением власти Пожирателей Смерти в стране и прочими куда более масштабными делами, Нотт проявляет себя как расчетливый и дальновидный политик, но отнюдь не проницательный в плане человеческих эмоций человек. Не имея возможности пересечься со свой невесткой хотя бы единожды, он открывает глаза на все происходящее лишь тогда, когда трагедия уже происходит – Теодор, влюбленный в другую женщину и оттого всем своим сердцем отвергающий Персефону долгое время вымещает свою злобу на ней, пока в конце концов, не застает ее за наложением иллюзорных чар с целью укрыть свое интересное положение. Вдвойне интересное с учетом того, что к своей жене за все это время он не прикоснулся ни единого раза. Измена становится для него последним рубежом и мальчишка позволяет себе много лишнего, отчего новоявленная миссис Нотт, спустя несколько часов пыток, теряет ребенка. Максимилиан, заставший нелицеприятную картину первоначально встает на сторону сына и презрительно брошенное в сторону погибшего ребенка «ублюдок» надолго запоминается Персефоне, даже в таком состоянии способной соображать здраво настолько, чтобы обозначить отцовство старшего Нотта. В состоянии ли аффекта, глубокого эмоционального потрясения, или с целью вполне расчетливой и разумной расправы, но Максимилиан убивает и другого своего сына, не помня себя от ярости. Сделав Персефону вдовой, он не позволяет ей, тем не менее, уехать из поместья к себе домой по причине банального чувства собственничества, не дающего ему покоя ни днем, ни ночью. Трагичные события в его доме не оказывают никакого влияния на Нотта-политика, продолжающего принимать жестокие меры в отношении повстанцев, ведущего жесткую политику восстановления страны под властью Пожирателей Смерти. Многим, да и ему самому первое время кажется, что колпак, которым накрыла его леди Беллатрикс Лестрейндж непроницаем и его собственная воля полностью замещается волей правой руки Темного Лорда. Тем не менее, Максимилиан находит способы обходить решения сумасшедшей соратницы. Здравый расчет и трезвый ум доводят его до опасных догадок относительно истинного положения вещей в Великобритании. И одному Мерлину известно до чего доведут его эти догадки.
Сюжетная линия
Что касается личной сюжетной линии, то я готова обсуждать альтернативные варианты развития с желающим занять роль игроком, исключая моменты уже описанные в заявке. Они обязательны, в силу того, что часть из них упоминается в  постах, а править что-то и менять сюжет мне не хочется. Все прочее обсуждаемо.
Что касается военно-политической линии, то Максимилиан занимает принципиально важное значение в оной, как один из немногих людей, догадывающихся о том, что история с Темным Лордом слишком неоднозначная и малопонятная, что леди Беллатрикс Лестрейндж однозначно что-то скрывает и одному Мерлину известно, что именно. Холодный расчет дает ему возможность здраво оценивать ситуацию и делать определенные выводы, но пока он молчит и присматривается. Велика вероятность, что в дальнейшем он возглавит сторону предателей крови и пойдет против действующего режима, по большому счету, им же созданному. Но для этого персонажа существует целая масса самых различных возможностей и вариантов развития сюжета в зависимости от желания игрока. Без игры Вы не останетесь совершенно точно, дать волю персонажу сможете в рамках целой вселенной, да и наиболее значимой позиции во всем сюжете проекта найти трудно.

0

4

Заявка от Персефоны Нотт

http://25.media.tumblr.com/tumblr_me7jhjO4WM1qgi1yfo1_500.jpg
Millicent Amelia Bulstrode
Внешность
Taylor Warren
Биография
Возраст, дата рождения:
20 лет, 21 декабря 1979 года.
Факультет:
Слизерин

Знаешь, иногда мне кажется, что ты мне как сестра, которой у меня никогда не было и не могло быть. Знаешь, иногда мне кажется, что наши судьбы были сплетены воедино еще на небесах задолго до нашего появления на свет. Знаешь, иногда мне кажется, что мы прошли с тобой сквозь адское пекло этой проклятой жизни. И после всего этого, все, о чем я тебя прошу – не отпускай мою руку. Рань меня, убивай меня, ломай меня, но не отпускай мою руку, потому что я без тебя не смогу. Не смогу, потому что ты – единственная, кого я знала всю свою сознательную и бессознательную жизнь еще с тех самых пор, как наши матери – две жены двух Пожирателей Смерти в тревожных переживаниях от безумия войны прижимали нас, своих новорожденных дочерей к груди. Они уже тогда знали, что случится нечто, что навсегда перевернет наши с тобой жизни с ног на голову, они уже тогда понимали, что служение Темному Лорду не закончится ничем хорошим. Нам было чуть больше года, когда обоих наших отцов заключили в Азкабан. Нам было чуть больше года, когда наши жизни прервались впервые, потому что из единственных наследниц своих родов мы вдруг превратились в дочерей опаснейших преступников. Ты помнишь, как от нас отворачивались? Ты помнишь, как нас избегали те, кому должно было помогать нам, оберегать нас хотя бы потому что они были связаны с нашими семьями далекими кровными узами? Знаешь, моя родная, это страшно, когда тебя оставляют те, кому по определению нельзя этого делать. Сколько лет провели в страхе? Министерство изъяло все наше имущество, чистокровная элита отвергла нас из страха навлечь на свои головы гнев власть имущих. Предательство. Я еще тогда навсегда запомнила его отвратительный запах. И Мерлин тому свидетель, я не знаю, что бы со мною стало, какой бы я была, если бы только рядом со мной не было тебя. Ты была старше меня всего на несколько месяцев, но вела себя так, будто старше на несколько десятилетий. Я помню, как меня обижали, а ты вступалась за меня. Я помню как Малфой взял отцовскую палочку, тыкнул в меня ею и мои волосы окрасились в ярко-красный цвет, а ты в ответ отобрала у него эту палочку и носилась по саду, размахивая ею и грозясь его убить. Я все это помню, Милли. Я помню, как мы учили историю магии и тебе отчего-то всегда казалось страшной несправедливостью то, что на трон Камелота сел король Артур, а не Моргана. А ты помнишь? Я никак не могла выучить родословную Ноттов до пятнадцатого колена, как требовала этого от нас учебная дисциплина и злющий профессор. Это было прекрасное время. Тяжелое от того, что мы росли не так, как нам следовало бы расти, но прекрасное, потому что оно не было обременено ничем больше и мы с тобой были вместе, мы с тобой были лучшими подругами и нас не могли рассорить ни Малфой, ни маленькие детские проблемы, и ничто иное. Я до сих пор скучаю по этому, Миллисент. Сейчас, когда спустя годы мои думы омрачены только мыслями о том, что ты в очередной раз попытаешься воткнуть мне нож под ребра, я не могу воспринимать тебя так, воспринимала раньше. Ты была для меня лучшей, Булстрод. Ты была для меня единственным другом и я ценила это до самого последнего нашего дня, когда рухнуло все то, что мы так ревностно охраняли все эти годы.
Когда первый наш поезд отправился в Хогвартс, мы сидели в одном купе и весело болтали, потому что не виделись целое лето и уже тогда, будучи одиннадцатилетними девчонками скучали друг по другу так, как теперь скучать не умеем. Я рассказывала тебе что-то о том, что сумела сварить свое первое зелье самостоятельно и теперь профессора в Хогвартсе обязательно будут мною довольны. Ты хохотала и просила приготовить нечто, что поможет тебе приворожить Нотта и как бы комично это не звучало тогда, но симпатию, а затем и любовь к этому глупому мальчишке ты пронесла через всю свою сознательную жизнь. Тогда мы еще не знали, что мужчина встанет между нами, тогда мы не знали ни о чем, что ждет нас и боялись только, что шляпа распределит нас по разным факультетам. Так и могло случиться, если бы только прямо посреди моего распределения ты не вылезла из-за стола Слизерина не поднялась к этой старой ветоши и не заявила бы ей со всей серьезностью, что или мисс Паркинсон отправляется на зеленый факультет, или же остаток своей недолгой жизни шляпа проведет в кипящем котле с тыквенным супом. Решительной угрозы отчаянной одиннадцатилетней девочки было достаточно для того, чтобы мы с тобой обе оказались в доме Салазара Слизерина и провели там последующие семь лет, за которые случилось так много, что припомнить все мне не удастся, даже если я очень этого захочу. Мы ненавидели астрономию. Мы ненавидели ее ровно с тех пор как Малфой чуть не столкнул нас с астрономической башни после заявления о том, что он ничего общего со звездами не имеет. Это позже мы станем друзьями, товарищами и соратниками, а тогда мы были всего лишь детьми и демонстративно не переносили глупых мальчишек. Примерно в то же время к нашей с тобой компании присоединяется Дафна Гринграсс и с тех самых пор Хогвартс содрогается от наших имен. Проделки с первого по третий курс были настолько чудовищными, что мы и представить теперь боимся. Сколько раз мы висели вниз головами после поимки нас Филчем? Бесчисленное множество. Три года пролетают как один миг и мы снова сидим за столом Слизерина – повзрослевшие, но все еще лучшие подруги. Ты подмигиваешь Нотту, он обещает тебе встретиться после отбоя возле библиотеки, мы тихонько хихикаем, хотя я не переношу твоего избранника на дух. В этом же году из тюрьмы сбегают наши отцы, начинается второй акт войны с Темным Лордом и нам возвращают все то, что некогда было отобрано Министерством Магии. Разница между нами в этом смысле заключается лишь в том, что я нашла в себе силы простить отца за то, в каком бедственном положении жила все эти годы – ты так и не простила его, не сумела, не захотела и не стала бы. Мы не обсуждали с тобою этого, никогда не обсуждали, но я знала, что ты винишь его во всем происходящем и уже произошедшем и не можешь простить его попыток принудить тебя принять Темную Метку. Разлад с родителями достигает своего пика между пятым и шестым курсом и летом ты переезжаешь ко мне в поместье, опустевшее после смерти моей матери. Здесь же ты с удивлением обнаруживаешь отца своего избранника – мистер Нотт старший уже год как живет и скрывается в Паркинсон-холле. Полугодом позже ты узнаешь о моих с ним отношениях и хотя не одобряешь их – миришься и стараешься не вмешиваться. Увы, ты недальновидно пробалтываешься об этом Теодору и наша с ним неприязнь достигает своего критического пика. Тем не менее, ваши с ним отношения и наша с тобой нерушимая дружба никак не пересекаются. По крайней мере, я стараюсь делать для этого все возможное. Но идут годы, пролетает еще один курс, война между Темным Лордом и Орденом Феникса достигает апогея. Мы уже не можем оставаться в стороне, отцы давят на нас слишком сильно и жаждут видеть метки на наших предплечьях. Тяжесть ситуации влияет на нас и мы становимся еще ближе, хотя уже тогда я чувствую надлом, происходящий в нас самих, а значит, и в нашей дружбе. Я не знаю, связан ли он с безумием всего происходящего, или между нами встает нечто иное, чего я никогда не смогу понять, но наши пути разойдутся уже совсем скоро. Разойдутся сразу после первого залпа над Хогвартсом, когда ты побежишь к Теодору, а я неподвижно замру в ужасе за всех близких, сражающихся на стороне Пожирателей Смерти. Нам доведется встретиться лишь после смерти Поттера на внутреннем дворе, где в доказательство нашей верности мы должны будем убить побежденных и тем самым избежать виселиц, уже установленных на опушке Темного Леса. Мы с тобой смиренно дожидаемся своего череда, когда ты мотаешь головой и тихо повторяешь «нет». Я знаю тебя слишком хорошо Миллисент, я знаю, что ты не сможешь совершить убийство даже если это означает твою смерть. Тогда я совершаю фатальную ошибку, перечеркнувшую годы нашей дружбы. Я произношу тихое «империо», а за ним из твоей палочки вырывается зеленый луч авады кедавры, поражающий гриффиндорку прямо в сердце. Если бы я знала, что с этим убийством погибнет и твоя душа, если бы я знала, чем станет эта смерть для нас, я бы нашла другой выход, но пути назад не было. Ты ненавидела меня. Ненавидела и кричала об этом на весь Хогвартс сразу после свершенного. Кажется, ты даже била меня по лицу, но мне было все равно. Я должна была спасти твою жизнь и я сделала это, рискуя нашими отношениями. А что ты? После этого ты отстранилась. Я не знаю, сколько бы времени тебе понадобилось, чтобы вновь стать собой и вновь начать хотя бы разговаривать со мной и никогда не узнаю потому что окончательную точку в наших отношениях поставит мое замужество за Теодором Ноттом. За мужчиной, которого ты любила до безумия. Я клялась тебе, что я не хочу этого, я клялась тебе, что моя неприязнь к нему слишком сильна и все решили наши родители, но ты не желала в это верить. По неведомой мне причине ты желала обвинить меня во всем. И ты занималась этим каждый день и каждую ночь, воспитывая в себе ненависть к той, что была твоей лучшей подругой. Ты не пришла на свадьбу, разумеется. Твоя мать говорит, что весь последующий месяц ты провела взаперти у себя дома. Ваши отношения с Теодором не угасли, нет. Вы все еще встречались и ваши чувства друг к другу оставались неизменными, но теперь ты была всего лишь любовницей и такое положение дел вызывало в тебе столь лютый гнев, что ты стала давить на Нотта, доводить его до белого каления разговорами обо мне, о его женитьбе. Он и без того ненавидел меня, Милли. А то, что делала ты, и вовсе сводило его с ума. Я не доставлю тебе удовольствия рассказом о том, что довелось мне вытерпеть от него, от его давления и его действий, но своего нерожденого сына от отца твоего пресловутого ублюдка Теодора, я не прощу тебе никогда, потому что этот ребенок стал для меня смыслом. Ты жестоко заплатила за свою ошибку – Теодор был убит своим отцом в тот же час, как узнал о том, что натворил его сын-ублюдок, но я никогда не прощу тебе произошедшего. Знаю. Ты винишь меня во всем. Вини. Это единственная милость, которую я предоставлю тебе, прежде чем ты захлебнешься в собственной крови, которую я обязательно пущу при первой же возможности.

Характер
Ты знаешь себя гораздо лучше меня, моя милая. Ты вообще одна из тех немногих, что разбирались в самих себе ничуть не хуже, чем во всех остальных людях. Да, ты умеешь читать людей по лицам, умеешь заглядывать в их души и обнажать их сердца. Бесчисленное множество раз ты одергивала меня, предупреждала, предостерегала, и твоей проницательности могли позавидовать даже взрослые люди. Это удивительное свойство чувствовать и понимать людей ты применяла абсолютно ко всем, кроме меня. Почему ты не ощутила, не поняла, не почувствовала мои мотивы, мои устремления? Почему не поняла, что мне не нужен Теодор, что я не хочу этого брака, что все происходящее для меня – самый страшный ночной кошмар? Почему, Милли? Тебе помешала твоя гордыня? Она у нас обеих всегда зашкаливала в своих проявлениях. Но ты ведь умеешь ценить истинную дружбу, всегда умела. Ты по жизни своей философ, ты часто размышляла над человеческой природой, над природой взаимоотношений людей. Так неужели все эти размышления не привели тебя ни к чему дельному. Ну же, Милли? Ты же умная. Почему ты делаешь то, что противоречит и претит твоей натуре? Тебе ведь чувство собственного достоинства никогда не позволило бы совершать то, что ты сейчас делаешь. Я не верю, что это страх. Я не верю, что это твоя растерянность после всего случившегося, после победы Темного Лорда. Ты никогда раньше не терялась в критических ситуациях, так почему изменяешь себе сейчас, когда ты нужнее всего мне? Я знаю, милая, я знаю, что тебе страшно, но прошу, вспомни, о том какой сильной ты умела и все еще можешь быть. Вспомни, потому что это последний шанс для нас обеих.

Сюжетная линия
Помимо отыгрыша всего уже описанного, я предлагаю Вам обширную линию игры в будущем. Война девушек не окончится уже описанным, они зайдут куда дальше в своих пагубных устремлениях, пока, наконец, одна не пожертвует всем, ради того, чтобы спасти другую. И да. Миллисент это не типичная глупая стерва. Это девушка очень много вытерпевшая и пережившая и отныне любой намек, любая мысль о том, что ее предали вызывает у нее дичайший ужас. Она просто потерялась в момент, когда Пожиратели Смерти одержали победу. Будучи лишенной возможности самой принимать решения относительно убийства кого-то из числа поверженных, она так и не смогла до конца осознать происходящее и потому до сих пор находится в состоянии глубокой растерянности, хотя не желает признаваться в этом даже себе.

0

5

Заявка от Юдит Эдегор


http://25.media.tumblr.com/tumblr_memvh91Nol1rlugs1o1_500.jpg
http://25.media.tumblr.com/tumblr_mda1i1BCNs1r7w9eeo1_500.gif

Gjerde, Einar | Йорде Айнар
Внешность
Cam Gigandet
Биография
Возраст, дата рождения: 30 лет, 1.11.1970
Факультет: Дурмстранг, факультет для чистокровных

Родня
Асгейр Йорде - Отец, был убит, когда Айнару исполнилось три года.
Жилейне Йорде - Мать, умерла при родах.
Ада Йорде - Тетя, погибла шесть лет назад.
Варг Йорде - Дядя, ныне здравствует и пытается отыскать.

У каждого есть темы, которых нельзя касаться. Они под запретом - священные или просто страшные - неважно каким именно образом они появляются, но они всегда определены как неприкосновенные. Когда мы впервые встретились, еще в Дурмстранге в кабинете твоего названого отца мы разговорились… Причина была банальной и, пожалуй, даже милой. Ты знал, что мой день рождения выпал на дату, когда Херне-охотник трубил в свой рог, о том, что ты родился в Самхейн не догадался бы лишь глупец, а я несмотря на всю слепоту, не могла закрывать глаза на очевидное. Единственный ребенок брата Варга Йорде. Твой отец был убит во время празднества. Официальная причина – неосторожность, истинная - политические игры, от которых он всегда стремился оказаться как можно дальше. На тот момент тебе, Айнар было всего три года. Его жена – Жилейне, которая кстати не была запретной темой (просто сложно в три года интересоваться собственной матерью должным образом) погибла при родах. Дядя принял тебя, подарил новую жизнь. Вместе со своей женой они стали твоей новой семьей, разве что тетушка воспринимала твое присутствие в доме до крайности прохладно. Для некоторых есть родные дети, а есть чужие. Такова жизнь. Никакой ласки от названой матери, никогда, ни единожды, впрочем и ни одного дурного слова тоже. С трех лет, всякий раз как Варг уходил на работу, а в тот момент он был частью попечительского совета Дурмстранга, в доме появлялись гувернантки, преподаватели, которые не давали свободно вздохнуть, контролируя каждый шаг и каждое движение, постоянно поправляя и одергивая. За полчаса до прихода мужчины, Ада отпускала прислугу и устраивалась в гостиной, где тебе дозволялось играть и слушать как она читает о древнейших из родов, как рассказывает о своей любимой стране и о том, как сильна ее привязанность. Этот холод голоса, совершенно бесстрастный и безразличный ко всему ледяной призвук, который навсегда отложится в памяти, не как эталон, но словно главный фактор противопоставленный желанным в собеседнике чертам. Почти два года жизнь шла по такому сценарию, пока однажды дядя не взял выходной, для того чтобы порадовать семью. Он хотел сводить их на ярмарку колдунов, которая приезжала раз в три года в Осло. Вернувшись Варг застал свою жену в гордом одиночестве и на вопрос, где находится сейчас Айнар она просто не могла ответить. Это был гнев… Гнев за то что женщина не была способна самостоятельно позаботиться о ребенке, что она брезговала прикасаться к тебе. «Порченный». Именно так она называла тебя и… Ты же слышал каждое слово, слышал как дядюшка приказал ей заткнуться, какой звук раздался, когда она посмела ослушаться. Он избил ее, потому что за этим нежеланием долго находиться в одном помещении скрывалось куда как больше, нежели всего лишь неспособность ухаживать за тобой. Вовсе нет, она ненавидела племянника, искренне и за этим стеклянным голосом всегда пряталось именно это чувство. С того дня твоя жизнь изменилась. Варг предпочитал везде брать тебя с собой, показывал мир. Разумеется, гувернантки тоже присутствовали, как и личные преподаватели, которых твой дядя отбирал сам. Но постепенно, мужчина пришел к выводу что лучше чем он сам все равно никто не сможет тебя обучить. Таким образом, очень много знаний ты получил именно от этого человека, который души не чаял в детях. В своих, в чужих, он никогда не делал различий между ними. В его кабинете зачастую собирались отпрыски всех чистокровных, кто входил в попечительский совет и многим собраниям, Варг предпочитал такие вот сборища, так что переломный момент даровал Айнару близких друзей, с которыми он вырос и отправился в Дурмстранг в дальнейшем. Надежные союзники, которые помнили эти безусловно прекрасные дни. Тебе было семь, когда у Варга появился сын, восемь, когда Ада родила дочь и именно тогда она переменилась, возможно почувствовав на себе, как важна связь матери и ребенка. Нашла силы и смогла принять второго сына. По началу настороженные отношения, они заново изучали друг друга, потом стали в общем-то теплыми, а прежде чем ты отправился в школу, она устроила откровенный разговор, в котором умоляла простить. Именно здесь вновь зазвучало стекло, которое развеяло дурман. Ты не верил ни единому ее слову. И зря.
В девять лет был зачислен в Дурмстранг на факультет для чистокровных и получил нежданный подарок. Как оказалось, с этого года старший Йорде был принят на должность преподавателя темных искусств. Так что и в школе ты оставался под опекой, которая впрочем ничуть не умаляла требований преподавателей. Спрашивали с тебя во время занятий даже больше, чем с остальных студентов. Учеником ты был не блестящим, но и посредственностью никогда не являлся. Лучше всего тебе всегда удавались чары маскировки.  Ты был членом команды по квиддичу, тебе прочили карьеру игрока в сборной Норвегии. Не единожды приезжали представители команды, для того чтобы в очередной раз проверить, стоит ли мальчишка того, чтобы обращать на него внимание. И пришли к выводу, что стоит. Контракт был заключен прежде, чем он окончил школу, а тренировки начались летом, перед последним годом обучения. В воздухе, все давалось ему так легко, словно он был рожден именно для полета. На этом фоне все мысли об Аде ушли на второй плане и смысла концентрироваться на отторжении мачехи не было бы, если бы только она не перешла к решительным действиям. Сразу после окончания Дурмстранга ты отправился в тренировочный лагерь, в коем провел год. На второй уже принимал участие непосредственно в игре и три года пролетели очень быстро. Тебя заметили, тебе прочили судьбу новой звезды мирового уровня. В сборной страны твою кандидатуру безоговорочно утвердили на следующий чемпионат мира. Вперед и только вперед, такова натура, такова жизнь. Всего месяц тебе был подарен летом для того чтобы навестить родню, немного передохнуть и вновь погрузиться в мир, к которому ты был привычен, который любил. Роковая ошибка. Ада не пожелала мириться с твоим успехом, ревность пожирала ее душу, достигнуть хотя бы чего-то превзойдя ее собственных детей – это слишком. Ненависть сжигала женщину и в этом слепом порыве она попыталась уничтожить племянника. Яд, подсыпанный в чай, подействовал как раз в тот момент, когда ты поднимался в воздух. Многочисленные переломы, ослабленный организм, тебя откачали, помогли восстановиться. Варг быстро нашел причину этого происшествия и припугнул жену. Теперь она не покидала собственной комнаты, не выходила и на доли мгновений, поскольку в дом вернулся Айнар. Год на восстановление, для того чтобы понять, что вернуться в спорт профессионально уже никогда не представится возможным. Ярость, которая овладела тобой захлестывала разум, не позволяла трезво мыслить и ты убил Аду. Совершенно очевидным был факт того что Варг знал о грядущем и предпочел не мешать племяннику, ведь так он избавлялся от ненавистных уз и не брал грех на душу. Сложно сказать, почему это казалось таким важным дяде, но это то, что никогда не смог ему простить ты сам. Нет, разумеется, тебя не осудили, все было обставлено как несчастный случай, да только вот самые страшные демоны всегда таятся в нас самих, а не в осуждении окружающих.
В попытке наладить отношения, а вернее выстроить их заново Варг предлагает отправиться на поиски древних заклинаний. Путешествие по Европе. Других планов все равно нет, дорога в квиддич теперь закрыта, так что не имея других вариантов принимаешь этот. Три года рядом Варгом, подле которого с каждым мгновением все яростнее ощущаешь себя просто соседом, а не воспитанником. Все это время он жил только для себя, ценил только собственные желания и лишь теперь, ты это видишь в полной мере, когда он тянется к юной Юдит Эдегор, когда пытается заставить ее играть по своим навязанным правилам. Вы были такими же - и Ада, и ты, и его дети, все вы - лишь часть его игры. Он строил жизнь так как хотел и теперь ты понимаешь, что он не давал ей шанса привыкнуть к твоему существованию, сознательно разжигал неприязнь особенно ярко подчеркивая достижения и никогда не упоминая о провалах. Все то, что казалось привязанностью - на деле было тончайшей игрой, он вел к этому шагу, вел тебя к убийству Ады. Прихоть, но ты желаешь увидеть окончание истории и потому не покидаешь Варга. Тебе даже любопытно чем закончится его история с этой упертой Юдит, до сих пор сопротивляющейся его желаниям. Три года, за которые вы знакомитесь еще ближе, три года и когда она приходит с просьбой о помощи не возникает и мысли об отказе. Девушка рассказывает обо всем…и ты помогаешь ей скрыться, спрятаться в Англии, где на долгие годы становишься одним из самых близких людей. Знающий все секреты, но предпочитающий играть честнее других, не используя их себе во благо. И именно благодаря тебе в Англии не знают о существовании наследника Эдегоров, ты скрыл его, спрятал от чужих глаз, когда Юдит пришлось отправиться в Хогвартс на площадь, где уже свершилась последняя битва.

Характер
Никогда не лги, никогда не произноси ничего в запале, нужно успокоиться прежде чем сделать что-то. Нужно вздохнуть несколько раз, прежде чем начинать решать проблему. Никогда не предавай, никогда не ставь подножки, переиграть можно и куда как достойнее, нежели просто подставив. Ты сильнее многих, уже сейчас в тебе чувствует тот стержень, которого никогда не будет у других. В твоей осторожности нет этого слова – слишком, поскольку между действиями и размышлениями соблюден четкий баланс. Но импульсивность, с которой ты отчаянно стараешься бороться, интуиция, которая кстати сказать никогда не подводила тебя. Все это помогало ни раз. А еще, ты умеешь забывать про людей, в которых разочаровываешься. За последние годы ни одного письма Варгу, это говорит о многом, не так ли? Уверенность – этого не отнять, умения отступать, когда становится очевидным, что попытки действительно обречены. Ты умеешь уходить с дороги. Помогать другим, и это тоже умеешь, но за последние шесть лет, единственная кому оказывал поддержку – я. Привычка ввязываться в опасные авантюры и умение ценить честность. Нежелание использовать людей в слепую, отказ от принятия подобных методов. Самое главное выдержать сейчас, и возможно на горизонте наконец забрезжит – счастье.

Сюжетная линия
Подай мне руку вновь, подари опору, теперь, когда мой дед и твой дядюшка ведут борьбу за моего сына, каждый пытается назвать его своим и отобрать, заставить меня вернуться на родину, и признать чужую власть над собой. Теперь, когда Констанция уже не может нас защитить, сможешь ли это сделать ты? Поддержи, ведь мы похожи так во многом. И прости мне одну глупость, которая впрочем, может спасти наши жизни. Он твой сын, но никому об этом ни одной живой душе знать нельзя, никогда… Обливиэйт унес об этом память и ничто, я надеюсь, ничто ее уже не разбудит.

0

6


http://25.media.tumblr.com/6def012c86fd6fdcf3ef8ce78b591507/tumblr_mj7c6uWxOi1rspz1ro1_500.jpg
Cadel Ragnar Edegor | Кадель Рагнар Эдегор
Внешность
Аль Пачино
Биография
Возраст, дата рождения:
70 лет, 17 октября 1930 года;
Факультет:
Дурмстранг’1950

Третий ребенок и единственный наследник мужского пола у Хельги и Хокона Эдегор родился холодным осенним утром 17 октября 1930 года в фамильном поместье Эдегор близ Согне-фьорда. Долгожданный и желанный сын известной на всю Норвегию могущественной семьи принес немало радости как своим родителям, так и всем членам династии, ожидавшим рождения мальчика как луча солнца в пасмурный день. Королевская кровь Кнютлингов, что текла по венам новорожденного мальчика, несла с собой древнее проклятие, согласно которому с некоторых пор в семье Эдегор может рождаться только один наследник мужского пола, и так будет продолжаться до тех пор, пока династию не возглавит женщина. Родители Каделя были немолоды и хотя в семье уже имелось две девочки, рождение сына все равно казалось им необходимым как причина для уверенности в том, что в будущем род возглавит твердая мужская рука, а старшей из дочерей не придется искать себе мужа из тех, кто согласился бы принять ее фамилию, вместо того, чтобы дать ей свою. Так или иначе, существовало множество причин для того, чтобы радоваться рождению мальчика, рождению сына, которому должно было перенять все многочисленные знания и традиции рода и семьи. В Норвегии, разрывающейся под гнетом войн чистокровных династий за власть над страной, рождение сына было гарантом стабильности, гарантом продолжения рода, гарантом наличия того, кто сможет защищать целую династию с оружием в руках. В этом смысле Кадель с самого своего рождения заведомо был мишенью, слабым местом семьи по меньшей мере до тех пор, пока он не станет достаточно взрослым для того, чтобы защищать себя самостоятельно. Бесчисленное множество раз, еще будучи ребенком, он видел как за его жизнь складываю головы его родичи, как малознакомые люди отдают свои жизни за него. В одном из таких эпизодов, пытаясь защитить младшего брата, погибла сестра Каделя – Карен. Вступив в сражение с одним из нападающих, девушка сумела спасти брата, однако сама получила ранения из-за которых скончалась через короткий промежуток времени. Примерно тогда же, восьмилетний мальчик дал себе обещание, что больше никто не умрет, спасая его жизнь, что больше никто не прольет и капли крови ради него. И доселе усердный в учении и познании истин мироздания ребенок после данного обещания, окунулся в обучение отнюдь не мирным умениям с головой и уже к моменту получения письма из Дурмстранга, многими школьным дисциплинами владел едва ли не совершенно для своего возраста. В положенные девять лет отправился в школу, где доселе магии обучались все его предки и где подписи к портретам на стенах были Каделю знакомы отнюдь не понаслышке. Здесь он проявил себя не мальчиком, но обстоятельным, решительным и жестким мужчиной, который никогда не позволял себе излишних слабостей и сомнений. Здесь он безупречно постигал школьную программу и получал множество знаний о том, что могло пригодиться ему в будущем. Здесь же он познал не просто азы Темной Магии, но всю ее суть, всю ее подлинную сущность и увлекся изучением названной дисциплины не на шутку. Нетрудно догадаться, что именно в запретном волшебстве Кадель сделал особенные успехи, хотя и нельзя сказать, что в остальных предметах он отставал. Единственное, что намеренно и целенаправленно отвергал юный Эдегор – предрасположенность всего его рода к предсказаниям, к видению прошлого и будущего. Его часто спрашивали, почему он отвергает дар, который желали бы обрести едва ли не все волшебники мира, но мальчик с ответами не спешил. Уже тогда его видение мира и его ценности отличались от видения и ценностей большинства людей, уже тогда он чувствовал свое превосходство, свою королевскую кровь, коей дорожил неосознанно, коею признавал благодаря своему отцу, своей матери и всем тем, кто когда-то объяснил ему, что значит быть Эдегором, что значит принадлежать к этому роду и нести непосильно тяжелое бремя единственного наследника.
Годы в школе пролетят как один миг, и спустя десять лет вчерашний мальчишка покинет Дурмстранг взрослым мужчиной, знающим цену себе самому и людям вокруг, осознающим в полной мере важность семейных уз и верность династии. Он вернется домой к медленно угасающему отцу и получит его величайшее благословление на брак с девушкой, чья семья и чья династия всегда шли рука об руку с Эдегорами. Через несколько месяцев Кадель женится на девушке по имени Белтайн из рода Мортенсен, а еще через год у них родится сын, которого вопреки норвежским традициям назовут Артуром. В это же время Эдегор начнет медленно, но верно перенимать на себя большую часть обязанностей отца, в это же время он вступит на скользкую тропу войны за главенство их рода над Норвегией. Так что к моменту смерти Хокона, Кадель уже во всем будет полноправным главой рода и уход отца даст ему в дополнении всего лишь формальное главенство. Семнадцатого октября тысяча девятьсот тридцать первого года мужчина примет на себя тяжкую ношу главы семьи и первым своим решением сметет с земли, смешает с грязью тех, кто был некогда причастен к смерти его сестры. Спустя почти пятнадцать лет он не забыл о долге перед той, что в своем отчаянном порыве отдала свою жизнь за любимого брата. Утвердив тем самым свою силу, свою власть и доказав всем сомневающимся, что он – достойный наследник своего отца, Кадель заключил несколько важных политических союзов, что в скором времени позволило ему выйти на новый уровень противостояния. Неглупый молодой человек, верный идее и семье, он быстро расчищал дорогу для самого себя и членов своего семейства. Запала в нем хватало не только для того, чтобы сохранять в безопасности маленького сына и недавно родившуюся дочь, но и для того, чтобы раз за разом доказывать чего он стоит. Но планы амбициозного мальчишки заходили куда дальше и он заведомо знал, что придет время и он займет свое место во главе Норвегии, заплатив меж тем цену жизнью собственного ребенка. Воспитывая сына и дочь в лучших традициях своей семьи, он свято верил в то, что они оба продолжат его дело, они оба будут поддерживать род и династию в благородной силе. Он слишком много ставил на своих детей и слишком сильно верил в кровь, что текла по их венам. Кадель совершил главную и, возможно, единственную ошибку в своей жизни, когда решил заключить союз с семьей, с которой воевал все это время. Решив женить Артура – своего единственного сына на Фрейе – старшей дочери вражеского дома, Эдегор рассчитывал пригасить огонь вражды. Он тогда и подумать не мог о том, что девчонка сможет опутать его сына своими сетями так сильно, что уже спустя год Артур начнет отдаляться не только от своей семьи, но и от отца. Каделю еще доведется подержать на руках свою внучку – Юдит и даже удастся поприсутствовать четырьмя годами позднее на крестинах своего внука – Маркуса, но то будут едва ли не последние их встречи. Фрейя, эта тихая, неприметная девочка недалеко ушла от своего рода. Не испытывая любви к Артуру, она тем не менее, сумела вызвать чувства в нем, воспитать любовь к себе и к их общим детям, чтобы затем начать давить на те точки, на которые не позволялось давить никому больше. За годы совместной жизни с Артуром, она сумела посеять в его душе сомнение в собственной семье, которую старалась держать как можно дальше от наследника Эдегоров и своих детей. Некогда тесные семейные связи разрушались под деятельным влиянием ее хрупкой руки и уже совсем скоро Артур и его семья стали несоизмеримо далеки друг от друга. И мастерства Фрейи хватало для того, чтобы убедить мужа и детей в том, что она делает все возможное для того, чтобы исправить ситуацию. Она показательно писала письма дедушке вместе с маленьким Маркусом, чтобы затем сжечь их в камине, она покупала подарки любимой тетушке Юдит – Констанции, чтобы затем забросить их в пыльный чулан и забыть навсегда. Она пресекала любые попытки детей навещать тех, кто любил их и кого они любили подсознательно, еще неосознанно. И хотя никто из Эдегоров никогда не узнает об этом, она же позволила себе поднять руку на сына Кнютлингов, маленького Маркуса, когда со слезами на глазах он требовал у матери отвезти его к деду немедленно. Кадель, должно быть, и по сей день помнит те редкие моменты, когда похожий на него как две капли воды внук бросался ему на шею и рассказывал о своих последних впечатлениях, о событиях в его жизни и деликатно интересовался, как идут дела в его поместьях – а как младший член семьи он владел несколькими имениями близ Осло. Редкие моменты семейного счастья с сыном и внуками Фрейя нарушала намеренно и хотя Кадель пытался закрывать на это глаза, он знал, что причиной раздора в их семье – невестка. Тем не менее, мужчина дальновидно надеялся на то, что королевская кровь в жилах его сына не даст Артуру совершить фатальных ошибок. Он до последнего момента свято верил в своего отпрыска и даже в день, когда его единственный сын вышел против него на политических дебатах, Кадель верил в него. Надежды рухнут, надежды не оправдаются и за несколько лет разочарование мужчины в сыне станет все сильнее. Он не ищет причин, по которым сын поступил с ним именно так, он не стремится его оправдать и найти повод, чтобы простить его. К моменту уже скорой трагической развязки вопрос встанет лишь о том как именно все закончится. Эдегор может просто поставить на сыне крест, лишив его права наследования роду и тем самым переложив тяжкую ношу на плечи своей дочери. Или же Эдегор может убить своего отпрыска, в очередной раз доказав свою непревзойденную силу. И, быть может, Артуру повезло бы остаться оторванным от своих истоков, но живым, если бы только одурманенный зельями жены, он не рискнул угрожать отцу. Одному Каделю теперь известно, что именно сын сказал ему в тот роковой вечер, когда решение было принято. Говорят, что-то о том, что убийцы подосланные к его дочери были не последними и если Эдегор не уйдет с дороги своего сына – Артур убьет Констанцию, не побрезговав испачкать руки в крови родной сестры. Именно после этих слов Кадель потерял веру в сына, веру в то, что он еще может быть тем, кем ему быть должно. Именно после этих слов Эдегор подписал смертный приговор тому, кого любил всем своим сердцем, но кого никогда не мог бы простить.
Бесчисленное множество людей в Норвегии, верных этому мужчине были готовы привести в исполнение страшный приговор. Кадель медлил, медлил и просил Фрейю забрать детей к себе хотя бы на ближайшие выходные. К тому времени все понимали, почему Эдегор просит увидеться с внуками – так он хотел гарантировать их безопасность, но равно также безопасность себе хотела гарантировать их мать. Ее слепая надежда на то, что Кадель не решится убить еще и внуков не оправдалась, потому что хотя он и отдал приказ расправиться лишь с сыном и его женой, в устроенном уже после убийства пожаре погиб и его четырехгодовалый внук Маркус. Юдит, восьмилетняя Юдит, лишь волею судеб осталась в живых, успев спрятаться в подвале, но после всего произошедшего, Кадель не мог заставить себя заглянуть ей в глаза. Отчаянно чувствующий свою вину перед девочкой Эдегор избегал встречи с ней и позволил всем заботам о ребенке лечь на плечи своей дочери. Уже тогда он знал, что если Констанция не пожелает возглавить род, эта обязанность перейдет на его внучку, но все равно не мог сам взяться за ее воспитание, в очередной раз слепо полагаясь на второго своего ребенка, который, несмотря ни на что, не отвернулся от него во время самой тяжелой скорби. Скорби отца по убитому сыну.
Кадель взойдет на место Министра Магии Норвегии спустя год после убийства сына. Высокая цена за это устремление была выплачена, и он добился того, чего желал. В политическом чутье и человеческой мудрости отказать ему было нельзя и на время, пока Эдегор занял место правителя магической Норвегии, в стране установился по крайней мере видимый мир и спокойствие. Дипломатические связи со странами Европы укреплялись, страна вступила в эпоху процветания и эта же эпоха в лице Ричарда Гринграсса с его же позволения забрала у него дочь, которая в скором времени вышла замуж и по окончании войны в Великобритании переехала жить туда совместно с внучкой Каделя – Юдит и новорожденной Дафной, в которой мужчина уже тогда души не чаял. Годы между одной войной и другой пролетели незаметно, и в этих годах счастье делило свое место с горем, радость с печалью. Кадель нередко навещал Великобританию с дружественными визитами прежде чем назначить дочь уполномоченным послом Норвегии в Великобритании. Так он получил не только надежного союзника, но и информатора. Но Эдегоры всегда платят за свои ошибки – они слишком часто их совершают. Игнорируемая все это время Каделем Юдит, стала нужна ему, едва ей исполнилось девятнадцать лет. Выпустившаяся из школы девушка была достаточно взрослой для того, чтобы забыть прежние обиды, но недостаточно взрослой для того, чтобы оставить ее одну и позволить забыть о том, кто она есть. Все еще ощущая бремя долга на своих плечах, Кадель пытается связаться с единственной возможной наследницей своего рода, но это оказывается непосильной задачей даже для него. Годы проходят в бесполезных попытках, потому что Юдит надежно укрывает Великобритания и множество людей в ней. И все же до мужчины доходят сведения о том, что его внучка, единственная наследница их рода понесла, родила сына. Попытки отыскать Юдит и Мариуса пресекаются в момент, когда в Великобритании начинают полыхать огни былой войны. Опасаясь за дочь и ее семью, Кадель предлагает им свою помощь и принимает внучек в своем доме в Норвегии каждый раз, когда это становится необходимым. Но в день решающей битвы он не предвидит победы Темного Лорда, не предвидит того, что Констанция окажется среди тех, кого обвинят в немыслимом. Его дочь запрут в стенах ее собственного поместья со всей ее семьей, и впервые кровь Эдегоров будет вынуждена присягнуть на верность недостойным ради того, чтобы выжить. Кадель с этим не согласен. Кадель знает цену своей семье, своей дочери и своим внучкам. Он также знает, что в Великобритании скрывается Юдит с Мариусом, с мальчиком, которому должно стать будущим этой династии, с мальчиком, который принадлежит ему и только ему. Но на все нужно время. И прежде чем Эдегор появится в прогнившей до основания стране, пройдут долгие два года, которые он будет наблюдать, делать выводы и принимать решения. С началом нового тысячелетия, Кадель начнет в Великобритании свою, лишь ему понятную игру. И в этой игре победителей не будет.

Характер
Я так часто слышала слова осуждения в твою сторону, отец, что иногда мне бывало трудно вычленить твой цельный образ из потока повсеместного непонимания тебя и твоих поступков, из сплетен и лжи, которые всегда окружают сильных людей, которые всегда окружают людей, добившихся большего. Ты же всегда был успешен и причина твоего успеха не крылась в стремлении пресмыкаться перед власть имущими, перед сильными мира сего, потому что с тех пор как ты возглавил род Эдегоров, ты сам был сосредоточением силы, власти и несгибаемой железной воли. Тебя боялись и уважали прежде всего за то, кем ты был, а в тебе играла чистейшая кровь королей Норвегии и эта же кровь во многом диктовала твои решения и твои поступки. Ты был предан роду и своей семье настолько, насколько никто другой не мог быть предан. Ты знал цену кровным и родственным узам, ты знал как много стоит твоя кровь, кровь твоих детей и кровь твоих потомков. И ради этой крови, ради того, чтобы сохранить ее древнее благородство ты готов был пойти очень на многое, пусть даже потом тебя будут осуждать за твои поступки и решения, пусть даже женщины будут в ужасе биться в истерике и проклинать твое имя. Ты тот, кто на веки веков усвоил урок, гласящий, что никакая мораль и никакие общественные ценности не стоят твоих целей. Ты легко переступал через вечные догмы, легко презирал то, на что иные смотрели с благоговением. В твоей голове всегда существовала своя система ценностей и в этой системе во главе всего прочего стояло сохранение чести и достоинства твоего рода, твоей семьи и тебя самого. Ты был жесток – ради своих целей ты мог пойти на любое кровавое безумство. Перед тобой не вставал вопрос об убийстве ребенка, если в будущем этот ребенок может вырасти и попытаться отомстить за своего погибшего отца. Ты был умен – твоему жесткому расчету мог позавидовать любой и твои планы редко мог предсказать даже мудрейший. Но ты был способен на любовь. Глубокую, почтительную и абсолютную в своей величине любовь – к супруге, к сыну, ко мне и к своим внукам. В тебе удивительно сочетались нечеловеческая жестокость, холодный расчет и способность испытывать чувства к тем, кто был близок к тебе. И одному лишь Одину известно, чего тебе стоило убийство сына. Никто не осуждал тебя – никто не посмел бы раскрыть рта перед тобой, никто даже мыслями не смел осуждать твой поступок. Ты был главой рода и потому непогрешим, неприкасаем. Твое решение было принято с молчаливой холодностью всеми членами династии, пусть даже Артур был единственным наследником мужского пола. Многие не понимали твоего решения, многие спрашивали тебя, зачем ты делаешь это, если можно просто жестоко проучить мальчишку и его жену, многие искали другие способы повернуть ситуацию в нужную сторону, но только ты один знал, только ты один понимал всю губительную значимость решений, принятых твоим сыном. В своем безумии он дошел до пика, он осмелился угрожать тебе и другой части твоей семьи. Он обещал убить меня, если ты не отступишься. Он же подослал ко мне убийц, которых ты никогда ему не простишь. Все совершают ошибки, это правда. Но ты понимал, что ошибки, свершенные твоим сыном – отход от канонов твоего рода, это падение в пропасть, из которой ты не смог бы помочь ему выбраться. Тебе говорили о том, что он одурманен, тебе говорили о том, что его жена уже давно овладела его разумом, но тебе стыдно было даже подумать о том, что твоим сыном управляет глупая девчонка. За свои слова нужно отвечать. За ошибки платить. Ты говорил мне это с самого детства, и к пику вашего противостояния я уже знала, что ты заставишь сына ответить за все. Никто не осуждал тебя, но никто не мог тебя понять. И только я видела боль в твоих глазах, только я видела, как подрывает твою решимость твое же решение. Долг перед династией, родом и семьей вступал в непримиримый конфликт с твоей любовью к мальчишке, который предал тебя задолго до того, как ты решил предать его. И я знаю, чего тебе стоило это решение. Пусть со стороны ты все еще казался хладнокровным ублюдком, я знаю как в те страшные дни в тебе ломались твои основы, твоя вера, твоя непоколебимость. И я знаю как сильно по тебе ударила фатальная ошибка – я знаю каково тебе было потерять не только сына, но и внука, смерти которого ты никогда не хотел и никогда не мог бы пожелать. Тогда мне казалось, что это конец, тогда мне казалось, что ты сломался, но это было не так. Ты лучше всех остальных знал, что такое долг и ты свой долг перед династией исполнил – отрезал гниющую ветвь великого древа. Лишь эта мысль, это осознание и это ощущение спасло тебя от безумия собственных демонов, терзающих тебя долгие последующие годы, когда ты не мог смотреть в глаза внучке – единственной, оставшейся в живых в пожаре, устроенном твоими людьми. Но ты всегда умел совладать со своими эмоциями, ты всегда умел держать свои страхи и сомнения под замком, потому что в твоем случае эмоции всегда были вторичны по отношению к разуму. В противном случае ты не смог бы быть стратегом, безупречным тактиком, сумевшим сохранить величие своей семьи и их жизни в жестоком мире постоянного противостояния. Ты – истинный сын Норвегии, той Норвегии, которую мы все знали. Норвегии, в которой сила и разум главенствуют над всем, где древние войны, борьба за главенство той или иной династии так и не прекратились с древних времен. Ты – лидер, ты – воин, ты – политик и твоя сила, твоя воля, твои решения всегда верны и не подлежат сомнению, не подлежат обсуждению и осуждению. Твоя мудрость, твой разум не единожды спасали нас от бесславной смерти, твои рассказы, твои легенды научили нас слишком многому и даже за сотни миль от родной страны я все еще слышу песни ветра севера, песни, которые напевает нам твой голос, песни, которые мы никогда не сможем забыть. Для всех тех, кто связан с тобой единой кровью ты – центр, суть, сущность мироздания и нас будет тянуть домой, тянуть назад в Норвегию до тех пор, пока ты жив, до тех пор, пока ты ждешь нас, до тех пор, пока проклятая твоей ошибкой кровь еще горит огнем в наших венах. Мы помним твои уроки, мы помним твои слова, мы знаем, кто мы только благодаря тебе. И пусть при наших редких встречах ты немногословен и строг, но я знаю как много значит для тебя семья, род и династия. Ради этого ты готов положить голову на плаху, ради этого ты готов стереть с земли любого, кто встанет у нас на пути. Ты тот, кого боятся враги и проклинают их жены. Ты тот, кто дал нам смысл, суть и сущность. Ты тот, кого боятся и уважают. Ты – Кадель Эдегор и это имя значит гораздо больше, чем любое из моих слов.

Сюжетная линия
Кадель появится в Лондоне как лидер первой страны, которая будет готова начать завязывать новые дипломатические связи с изолированной и обособленной после захвата Пожирателями Смерти власти Великобританией. Истинные цели его появления первоначально будут вызывать недвусмысленные сомнения как у правящей верхушки страны, так и у его семьи, заключенной под домашний арест уже несколько долгих лет. Зная о тяжелом положении своей единственной дочери, зная, что она же где-то скрывает единственного наследника рода, Кадель будет жаждать встречи с Констанцией, то ли преследуя лишь свои корыстные цели, продиктованные одержимостью идеей сохранить род, то ли действительно желая освободить семью дочери. Так или иначе, но в Великобритании он останется надолго, даже несмотря на то, что в это время в Норвегии его кресло Министра Магии будет временно занимать его жена. Мужчина будет вовлечен в политические игры, в подковерные интриги, в постоянную интеллектуальную борьбу с теми, кто желал бы использовать его и его страну для своих целей. Сможет ли он выстоять против напора Пожирателей Смерти? И зачем он прибыл в Великобританию? По зову своей отчаявшейся дочери? Из родственных чувств? Из-за стремления вырвать из когтей тирании всю свою семью? Или же Кадель преследует куда более масштабные цели, в которых на первом месте стоят политические игры? Время покажет. А пока Великобритания открывает свои двери для человека, который все эти годы держал в железном кулаке собственной воли всю Европу. И одному Мерлину известно, чем закончится надвигающаяся буря.

0


Вы здесь » Twilight Legends » Partnership » Fatality. Vicious circle.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC